За что боролись, на то и напоролись

Наталия Николаевна КОЛОКОЛОВА
член координационного совета НПС «РИСКОМ»,
директор по экспертизе НПП «Ультратест», эксперт высшей квалификации ЕСОС

ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ, НА ТО И НАПОРОЛИСЬ
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕДРЯЕМОЙ РОСТЕХНАДЗОРОМ СИСТЕМЫ АТТЕСТАЦИИ ЭКСПЕРТОВ В ОБЛАСТИ ПРОМЫШЛЕННОЙ
БЕЗОПАСНОСТИ

Научно-промышленный союз «РИСКОМ» (просьба не путать с аффилированной Ростехнадзору тезкой — Ассоциацией «РИСКОМ») объединяет 19 ведущих экспертных организаций, в составе которых доктора и кандидаты наук, эксперты высшей квалификации, имеющие опыт работы на объектах, подконтрольных Ростехнадзору, более 25 лет. Союз образован в 2004 году. Одним из основных целей создания и направлений деятельности НПС «РИСКОМ» является повышение качества проведения экспертизы промышленной безопасности (ЭПБ), противодействие допуску к проведению ЭПБ на опасных производственных объектах (ОПО) некомпетентных и недобросовестных исполнителей, отстаивание не укоризненного выполнения требования независимости экспертов.

В решениях конференций и школ семинаров, проводимых НПС «РИСКОМ», неоднократно подчеркивалась необходимость повышения роли Ростехнадзора в обеспечении безопасности эксплуатации ОПО, технологическое оборудование которых выработало установленный производителем ресурс. В этой связи подчеркивалась немаловажная роль процесса подготовки специалистов в области промышленной безопасности и проведения ее завершающего этапа – аттестации экспертов, дающей допуск к проведению экспертизы как высококвалифицированных специалистов, так и начинающих, работающих под их руководством.

В 1997 году в порядке выполнения Федерального закона от 21.07.1997 года №116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» Госгортехнадзор РФ (так тогда назывался Ростехнадзор) при участии Федерального унитарного предприятия НТЦ «Промышленная безопасность» начал создавать свою «Систему экспертизы промышленной безопасности», в рамках которой с декабря 1999 по июнь 2007 года Центральной аттестационной комиссии Госгортехнадзора России проводилась аттестация экспертов.

К сожалению, в 2007 году Госгортехнадзор передал функций аттестации экспертов в созданную к тому времени «Единую систему оценки соответствия» (ЕСОС), где аттестация проводилась на добровольной основе, оставив обязательным условием получения Лицензии на право проведения ЭПБ наличие в штате предприятия аттестованных в ЕСОС экспертов. Это привело к увеличению количества учебных центров, проводивших предаттестационную подготовку, и количества аттестационных комиссий, состав которых не контролировался надзорными органами, что и положило начало роста численности экспертов с сомнительным уровнем квалификации и степенью компетентности, аттестованных на коммерческой основе. Негативные стороны существующего порядка аттестации экспертов были очевидны как представителям надзорных органов, так и большей части представителей экспертного сообщества, о чем неоднократно говорилось на конференциях, семинарах, совещаниях разного уровня.

С середины 2014 года Ростехнадзор начал подготовку к созданию своей Системы аттестации экспертов. Предстоящие перемены активно обсуждались в кулуарах мероприятий различных уровней, так как многие экспертные организации с лета 2014 года были уведомлены об этом некими «приближенными к Ростехнадзору лицами» – так они представлялись в телефонных переговорах, которые выполнялись по их инициативе. Учредителям некоторых экспертных организаций (принцип, по которому формировался их список, не известен) было предложено продать свой бизнес под гарантии того, что в готовящейся Ростехнадзором предстоящей реформе в области проведения ЭПБ организация получит соответствующие преференции в виде:
• безотказного переоформления действующих бессрочных Лицензий (по надуманным Ростехнадзором формальным основаниям, так, по крайней мере, считают многие опытные юристы);
• беспроблемного прохождения сотрудниками предстоящей переаттестации, так как новый порядок аттестации будет полностью подконтролен этим лицам;
• возможности продолжать работать с теми предприятиями, на которых сейчас выполняются ЭПБ с возможным расширением их перечня.

Параллельно с этой работой некими неизвестными, загадочными лицами были осуществлены рейды на промышленные предприятия, где они неоднозначно заявляли, что в грядущих переменах в области проведения ЭПБ право выполнять эти работы будет предоставлено только организациям, подконтрольным формирующейся на новых принципах экспертной элите, пользующейся безоговорочной поддержкой Ростехнадзора. Очевидно, что подготовка к реформе началась задолго до появления первой редакции проекта «Положения об аттестации экспертов в области промышленной безопасности», последняя, не вызывающая возражений, редакция которого утверждена постановлением Правительства РФ №509 от 28 мая 2015 года.

В порядке выполнения положений вышеупомянутого постановления Правительства, приказами Ростехнадзора № 266 от 03.07.15,
№ 327, № 328 от 19.08.15, № 400 от 07.10.15, № 437 от 29.10.15 были утверждены все перечисленные в постановлении документы, включая «Административный регламент по предоставлению государственной услуги по аттестации экспертов в области ПБ», каждый из которых, как показала практика их применения, требует основательной переработки. Даже беглый анализ этих документов позволяет с уверенностью сказать, что выполнение упомянутого выше Постановления Правительства в реализуемой Ростехнадзором концепции ставит целью вытеснение большинства ныне действующих организаций с рынка экспертизы промышленной безопасности и создания системы по обогащению определенной группы лиц с сомнительной репутацией. Предложенная Ростехнадзором система аттестации экспертов в области промышленной безопасности выстроена таким образом, что позволяет ее преодолеть только угодным «хозяевам» претендентам, так как на каждом из 3-х этапов аттестации имеется минимум три возможности отсеять неугодных (несговорчивых) экспертов, не входящих в круг избранных (пусть даже с 30–40 летним стажем).

Экспертное сообщество принимало активное участие в обсуждении этой системы, не раз заявляя о явных (как им хотелось верить) ее недостатках, направляя в Ростехнадзор свои замечания и предложения по их устранению. Однако они не только не учитывались, но и сделанные по ним выводы сведены к тому, что все ныне действующие в стране эксперты являются «лжеэкспертами», поэтому нечего их слушать. Факты предвзятой «дееспособности» принятой Ростехнадзором системы ещё раз были озвучены со стороны экспертного сообщества участниками Парламентских слушаний на тему «Актуальные проблемы правового регулирования проведения экспертизы промышленной безопасности на опасных производственных объектах в Российской Федерации», проведенных 4 февраля 2016 года заместителем председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике С.В. Шатировым. Уже сейчас становится очевидным, что за нежеланием Ростехнадзора согласиться с предложением о приостановке начатой аттестации и неотлагательном пересмотре всех утвержденных его Приказами документов последуют «косметические мероприятия», которые не остановят, по сути, осуществляемый под покровительством руководства Ростехнадзора рейдерский захват такой важной для страны сферы деятельности.

Хотелось бы более подробно остановиться на недостатках нормативной базы, внедряемой Ростехнадзором Системы аттестации экспертов и одного из ее основного документа «Правил проведения экспертизы промышленной безопасности» в редакции Приказа
Ростехнадзора от 03.07.2015 № 266.

1. В существующей редакции п. 6 раздела I не предусмотрена возможность проведения повторной ЭПБ технических устройств по истечении срока эксплуатации, назначенного в заключении ЭПБ.

2. Наибольшие нарекания вызывает сформулированные в разделе II требования к экспертам, согласно которым помимо соответствия формальным и очевидным требованиям эксперт должен иметь публикации в области промышленной безопасности, размещенные в периодических изданиях. Публикация результатов исследовательской работы в материалах конференций, научных школ-семинаров, а также участие в разработке методических и нормативно-технических документов, ГОСТ-ов и ОСТ-ов, участие в комиссиях по расследованию причин аварий на ОПО, а также работа в качестве преподавателя по подготовке и переподготовке специалистов во внимание не принимается. Известно, что наличие такого опыта ранее было обязательным, если эксперт претендовал на высший уровень квалификации. Формально претенденту предоставлено право предъявить в аттестационную комиссию какие-либо другие сведения, подтверждающие его уровень квалификации, но отсутствие в комплекте предоставленных в аттестационную комиссию титульных листов периодических изданий, в которых опубликована статья, несмотря на предписание Генеральной прокуратуры, до сих пор является отказом к допуску претендента к квалификационному экзамену.
По сути, отсутствие публикаций в периодических изданиях с начала аттестации до вступления в законную силу подготовленных Ростехнадзором изменений вводит запрет на профессию многим высококвалифицированным специалистам, которые в состоянии подтвердить свой уровень квалификации, имея другие аргументы. Новый подход к оценке уровня квалификации специалиста отрицает преемственность требований к заявителю, не предусматривая при этом достаточно протяженного переходного периода, позволяющего подготовить наработанные годами материалы к возможности не в погоне за количеством публикаций опубликовать их в профильном периодическом издании. Проект приказа о внесении изменений в указанные Правила предусматривает отмену этого пагубного для большинства экспертных организаций требования, но задуманный авторами реформы результат частично получен.
Отсутствие у большинства экспертных организаций аттестованных по новым Пра- вилам экспертов лишило их возможности участвовать в тендерной компании по заключению договоров на проведение ЭПБ в 2016 году, которая проводилась в IV квартале 2015 –
I квартале 2016 года, а их место заняли подконтрольные «нуворишам» фирмы. Помимо угрозы банкротства экспертных организаций, имеются серьезные опасения, что следом за приходом на промышленные предприятия аттестованных по новым Правилам экспертов последует череда серьёзных аварий на ОПО, которые могли бы предотвратить не допущенные к аттестации опытные специалисты.

3. В этой связи следует отметить, что установленный п. 14 раздел III предельный срок проведения ЭПБ ни- кем никогда не обосновывался и, зная историю создания первой редакции «Правил проведения ЭПБ», я могу с абсолютной уверенностью сказать, что он определен авторами субъективно. А практика показывает, что уложиться в три месяца можно только при проведении ЭПБ единичного не сложного объекта или группы однотипных объектов. В силу специфики работ по ЭПБ технических устройств крупных производств в большей части случаев невозможно качественно выполнить весь комплекс работ по натурному обследованию, лабораторным испытаниям, анализу и оформлению отчетных документов и составлению не формального, а объективного заключения ЭПБ в сроки, отведенные действующей редакцией Правил.

4. Вызывает недоумение содержание п. 23, согласно которому «по результатам проведения технического диагностирования, неразрушающего контроля, разрушающего контроля технических устройств, обследования зданий и сооружений составляется акт о проведении указанных работ, который подписывается руководителем проводившей их организации или руководителем организации, проводящей экспертизу, и прикладывается к заключению экспертизы». Такая формулировка требований к отчетным материалам позволяет недобросовестным исполнителям огромное поле деятельности для фальсификации результатов и составления фиктивных актов «дистанционного» технического диагностирования без выезда на объект, а отсутствие результатов технического диагностирования ограничивает возможность провести оценку достоверности сделанных в заключении выводов и уличить исполнителя в выдаче заведомо ложного заключения ЭПБ.

Источник: Агентство деловой информации "Славица" www.slaviza.ru

Комментарии закрыты.